Здесь и сейчас: новая экономика российской нефтедобычи

Несмотря на обязательства по сокращению добычи в рамках сделки с ОПЕК, снижение мировых цен на нефть, санкции, а также рецессию экономики, российский нефтяной комплекс превзошел производственные рекорды советского периода

В первом полугодии 2017 года отмечен рост основных показателей отечественной «нефтянки». Добыча нефти и газового конденсата вышла на уровень 272,3 млн т, что на 1% превышает показатели аналогичного периода 2016 года. Экспорт нефти за первые шесть месяцев текущего года вырос на 2% и составил 129,8 млн т. Интересно, что такой рост производственных показателей произошел в тот момент, когда многие аналитики утверждали, что наша страна уже прошла «пик» добычи.

Почему эти показатели не снижаются, несмотря на, казалось бы, крайне неблагоприятную внешнюю и внутреннюю экономическую конъюнктуру? У этого экономического парадокса есть целый ряд причин. Компании за последние годы перенаправили часть инвестиций из сектора нефтепереработки в добычу. Под влиянием  налогового маневра, сказавшегося на рентабельности отечественного downstream, были пересмотрены в сторону сокращения программы модернизации российских НПЗ, а высвободившиеся у компаний деньги пошли в добычу. Напомню о рекордных показателях по итогам прошлого года. Так, по данным российского Минэнерго, в 2017 году добыча нефти и газового конденсата вышла на 547,5 млн т (более 11 млн баррелей в сутки). Темпы бурения в стране стабильно растут: эксплуатационное бурение в прошлом году достигло показателя в 24,7 млн м, что на 12% больше чем в 2015 году и на 80% больше показателя десятилетней давности.

Позитивно отразилась на экономике нефтяных проектов девальвация рубля, прежде всего, у компаний с большим портфелем экспортно-ориентированных активов. Фактически, за счет снижения курса национальной валюты рублевые затраты нефтяников на добычу сокращались быстрее, нежели падала долларовая выручка от поставок углеводородов на внешние рынки, что позволило даже в самые тяжелые периоды сохранить прибыльность экспортных операций. Так, по данным Федеральной таможенной службы, несмотря на низкие цены на мировых рынках с середины 2014 года, экспорт нефти в 2015 году увеличился на 9% по сравнению с предшествующим годом, а в 2016 году вырос на 5% по сравнению с предыдущим годом.

Кроме того, на российском и мировом рынках снизилась стоимость услуг сервисных компаний, что позволило существенно сократить затраты на добычу и обеспечить компаниям определенный объем свободного денежного потока, направляемый российскими ВИНК на инвестиции в новые добычные проекты. По данным российского Минэнерго, они выросли в период 2015-2016 годов в рублевом эквиваленте на 12% – с 1081 млрд рублей до 1210 млрд рублей.

Сказался положительный эффект от введения дополнительных льгот по налогу на добычу природных ископаемых (НДПИ) и экспортной пошлине. Так, по данным Минэнерго, в 2015-2016 годах основной прирост добычи (на 7,5 и 13,3 млн т соответственно) пришелся на месторождения, на которые распространялись льготы: на восточносибирские, шельфовые проекты и освоение трудноизвлекаемых запасов. Сработали крупные, сделанные еще на волне высоких цен в 2013-2014 годах, инвестиции в новые проекты. Сейчас, когда цены упали, для компаний дешевле достроить, ввести и начать окупать такие проекты, поскольку теперь все прежние вложения в них можно лишь отнести к категории невозвратных издержек и списать.

Кроме того, сегодня российскими ВИНК, которые наращивают добычу, руководит, скорее психологическое, чем экономическое соображение: в условиях растущей консолидации отрасли, непредсказуемости налогообложения и высокой социальной нагрузки на ТЭК, компании стремятся к максимизации выручки «здесь и сейчас», что косвенно подтверждает рост объемов бурения.

В краткосрочный период серьезных технических и экономических ограничений для российских компаний для увеличения российской нефтедобычи не существует. Что касается перспектив ближайших трех лет, они определяются благоприятными экономическими условиями, в которых действуют российские компании, в том числе нейтральным воздействием на отечественную нефтянку внешних ограничений из-за санкций или договоренностей с ОПЕК. Они не препятствуют росту бурения, не могут помешать поддержанию добычи на уже действующих месторождениях. Кроме того, в период до 2020 года свою роль должны сыграть гринфилды – 19 крупных новых месторождений, среди которых крупнейшие проекты освоения Верхнечонского, Новопортовского, Русского и Мессояхского месторождений, способные суммарно обеспечить добычу до 125 млн т (2,66 млн баррелей в сутки), благодаря их разработке  добыча в Российской Федерации в этот период достигнет  555 млн т (11,65 млн баррелей в сутки).

Россия удивила всех, показав впечатляющий краткосрочный рост добычи при, казалось бы, крайне неблагоприятных внешних условиях. Осталось понять, можно ли удержать достигнутые вершины при забеге на длинную дистанцию. Самое интересное начнется после 2020 года, когда инерция положительного эффекта от сделанных в прошлом инвестиций и девальвации национальной валюты будет исчерпана. Дело в том, что доля трудноизвлекаемых запасов нефти, при разработке которых уже сейчас ощущается явная нехватка коммерчески эффективных технологий, уже составляет 60% в общем объеме запасов. ТРИЗ придется вводить в эксплуатацию для поддержания добычи уже в ближайшие 7-10 лет. Это потребует больших вложений в создание отечественных технологий добычи, в условиях, когда значительная часть западных технологических решений оказалась под санкциями.